Риантрая

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Риантрая » Южный океан » Корабль "Эбонитовый Сокол"


Корабль "Эбонитовый Сокол"

Сообщений 21 страница 40 из 48

21

Миалкаль

«Куда мы плывем», «почему не зашли в порт», «зачем столько магии», «кто вы такие» - о, эти вопросы и их всевозможные вариации. Все задавали их, все, кто оказывался здесь, без исключения – да только толку-то, если они все равно ничего не слышали о Тантриссе, о многоярусном Калийтаре, о старых горах на далеком юге. Что им не ответь – все равно не поймут, все равно будут стонать и ныть, какие они несчастные. Разве что перед этим нытье будет о том, почему же именно они, а еще до этого – о том, что они могут выкупить себя, а еще раньше – что они много значат, да они, да сейчас, ух как пожалеют эти пираты!
Единственное, о чем они могут пожалеть – о том, что связались с Альтеранс.
Миалкаль отступила, чтобы убрать обратно в сумку опустевшую флягу, и невольно подняла руку к шее, касаясь перламутровой ракушки амулета. Колдунья была более чем уверена в силе своего разума, но страх перед иномиркой вынудил ее обзавестись этим дорогим артефактом. С ним она хотя бы могла спокойно спать – если можно было назвать сном то состояние, в которое входили миррар.
- Н-да, - протянула она кисло, прежде чем ее красные глаза вновь обратились к Джиму со всем доступным ей спектром уныния во взгляде. То ли соглашалась с ним, то ли осуждала глупость его  предложения. – Капитан не заходит в чужие гавани. Но, в любом случае, все происходит по хитрецовскому плану. Ты же не думаешь всерьез, что твои слова что-то изменят, да? О ужас, откроют нам на что-то глаза? О ужас, второй раз, заставят меня выдать тайные планы? – ее бледные голубоватые губы растянулись в кривой презрительной усмешке, - Так они не тайные, давай, спрашивай, мужчина. Я тебе и так все расскажу – вариантов у тебя все равно нет.

0

22

Джим

Милкаль в представлении Райвера, отрезвленного утоленной жаждой, выглядела особой, донельзя утомленной однообразным потоком пленников, тщательно или не очень отбираемых Хитрецом. И тут эго заносчивого полувампира стало особенно чувствительным, оттого расклад оставаться еще одним узником, беспомощным, но с отчаянными надеждами выбраться и выкрутиться из ситуации, его не устраивал. Он всю жизнь только и делал, что выкручивался из каверзных ситуаций, попутно впутываясь в новые и наживая себе еще больше врагов. Что, если он попросту... не станет искать лазейки?
"Ага! Съел, Скиталец?!", - возликовал над своей гениальностью сытый попугай, наблюдая за усмешкой травяной женщины. "Я не буду скучным, Пион, можешь рассчитывать на меня!"
- Молви, женщина, - дал добро Джим, устраиваясь поудобнее в клетке, насколько это было возможным исходя из ее размера. - Ты права, деваться мне некуда, потому у меня достаточно времени поговорить о насущном. Даже давай так: ты мне, а я тебе. - Вдруг предложил он, осознавая, что может выйти довольно интересный разговор. А, может, даже пожаловаться на жизнь нелегкую да людей странных получится! Ну как от такого отказаться-то?!
Некоторое беспокойство о том, куда его привезут и кому продадут, не исчезло, оно было припрятано для размышления на потом. Рабство было сомнительным делом на Рильском материке, встречалось редко, затрагивало богатых господ, каких-нибудь подземных эльфов и, возможно, орков. Про орков Джим знал мало, но достаточно, чтобы не гореть желанием с ними общаться: они зеленые, они сильные, они не понимают шуток. Может, рабов у них и нет. А если вампирам в рабство? Краем уха он в организации слышал, что задание про клан вампиров материка не было закрыто: эриалам не удалось проследить за ними из-за набежавших охотников за нечистью. Было бы удобно, конечно, оказаться среди... эээ, собратьев, разобраться с их замыслами и предотвратить какое-нибудь плохое событие, но это слишком, слишком в сторону от проложенного курса. Кто еще? Веймиры? Ах, их же нет. Не судьба оказаться в плену Империи снова, как и не судьба вновь одуреть от энергии вместо крови в веймирских телах.
- Я начну первым и повторюсь: куда плывем? Я знаю пару неплохих местечек... с густыми садами, если тебе интересно.

0

23

Миалкаль

Слова черноволосого пленника в очередной раз заставили Миалкаль скривиться, выразив на красивом лице очевидную смесь презрения и скептицизма. Закатив глаза, она мысленно прокрутила в голове все короткие беседы с пленниками капитана, без особого удовольствия отметив, что большинство все же навевали лишь скуку. Чтож, этот пока прилично раздражал. Вероятно, он может быть немного забавен.
- А, ну конечно, - начала она ядовито, стремясь выпустить пар по поводу раздражавших ее моментов сразу, чтобы потом быть чуточку более спокойной и рациональной, - Сады. Что ж еще мне может быть интересно. Густые сады. Давай, где же шутка про хорошие удобрения? – резким, почти птичьим движением склонив голову набок, она как-то резковато откинула с лица прядь, словно отмахиваясь и от сказанных слов. – К твоему сведению, я больше предпочитаю хорошие музыкальные бары.
Отступив на шаг, равнодушная и безразличная, Миалкаль продолжила, кажется, самым индифферентным тоном, на который была способна:
- Плывем. Мы плывем на юг. За рифы, прямо к земле, где живут всякие… такие, как я. И как капитан, только моложе, - выдохнув, раздраженно поморщившись, она окинула мрачное помещение взглядом, вновь отметив, как же здесь душно. Нужно будет донести еще немного воды пленнику, тем более, что вскоре должны прибыть другие. Если Хитрец не решила сперва перепробовать все за зубок. А то и на какое еще место. – Прекрасный материк под названием Тантрисс. Жаркий, напитанный магией. Старый. Довольно обширный. Такого описания для тебя хватит?

+1

24

Джим

Про питейные заведения с музыкальным орнаментом дуреющих от выпитого вина, но не падающего вида бардов цветочная госпожа попала в нужное русло, догадывалась она об этом или нет. Плененный музыкант заметно оживился, поддавшись к прутьям клетки, словно перед ним потрясли увесистым мешочком с золотом. Поговорить о музыке и слушателях было бы куда лучше, нежели обсуждать непутевость напыщенного капитана, прыгающего по карте рогатой пищащей пешкой: "Миалкааааль, Миалкааааль!".
Восхитительный дуэт, что леповатый, но находчивый Малрой составил Райверу в "Чайной розе", еще держал полувампира под впечатлением. Если бы не обстоятельства, то Джим, нарочито проиграв свой спор, предложил бы магу спеть еще пару песен прежде, чем заманить его в укромный уголок и лишить жизни... нет, не жизни, но сил физических и моральных. Убить жертву проще, чем вовремя остановиться в упоенном поглощении крови, использовать пару капель особого зелья, дабы затуманить рассудок жертвы на фоне выпивки и смазать события до пьяного бреда, залечить укус амулетом и скрыться в неизвестном направлении. Все это множество монотонных телодвижений, когда можно было сделать все по старинке: выпить, скрыть укус, столкнуть в глубокую канаву, в которой мертвое тело еще не сразу найдут. В Амене провернуть подобное было проще, чем где-либо после освобождения Черной Долины: шастающие, горячо нелюбимые королем не записанные иномирцы могли стать виновниками нежданного убийства, ведь за порталами следят не так хорошо, как следовало бы. А то и вовсе местные вампиры всему виной! Почему нет? У них давно конфликт с магами...
Не имеет значения теперь, следовало оставить Рендерита в живых, из-за проскочившей симпатии на почве авантюризма не напоив оного едким зельем, или умертвить. Он все равно не узнает, но ругаться будет громче Киана уже по другим причинам: Джим позволил им попасть в ловушку. Или все же упомянутый Киан... позволил? КРАСНЫЕ ВОЛОСЫ ВЕДУТ К НЕПРИЯТНОСТЯМ! Точно! Как можно было это забыть?!
- Тантрисс... другой материк? Ты, верно, шутишь? - Прыснул Джим, но ухмылка сошла с его лица, когда он посмотрел на лицо Миалкаль. С таким лицом не шутят, а если и шутят, то без чувства юмора, как такового. - Живым еще никто не... оу, это многое объясняет. - Вдумчиво произнес он, потянувшись за фляжкой, чтобы выпить еще воды. Побольше воды. Пожалуй, пока не опустеет.
"Лео бы это понравилось", - пробежала мысль, порождая знакомый образ и заставляя крепче сжать в руке фляжку. Отклонился. От курса. Плевать! Окольными путями пойдет, раз по-другому не выходит.
- Вряд ли там есть кто-то лучше меня... я говорю про бардов.
Понеслась.

0

25

Миалкаль

Миалкаль замерла, как только она могла, немигающим взглядом огромных красных глаз уставившись, кажется, прямо в душу своему пленнику. Ей понадобилась пауза, слишком она была наполнена сомнениями – стоит ли ей позволить себе продолжать пикировки, не лучше ли держать язык за зубами? Капитан бы не одобрил ее резкого упрямства, как никогда не одобрял он ее нужны остро, демонстративно отталкивать от себя любое новое лицо, только чтобы показать, как она стойка и изолирована. Другое дело, что капитана здесь не было – ни сейчас, ни когда-либо еще. Эта часть корабля принадлежала человеку Ктанна, а когда сюда спускалась миррар, помещение всецело переходило в ее распоряжение.
Так и сейчас. Никто не запретил бы ей ощетиниваться и огрызаться, если уж язык так и чесался.
- Мм, - аккуратный рот Миалкаль чуть скривился, прежде чем она произнесла, тщательно смакуя каждое слово, - Да… невозможно… а я и забыла. Существовать же может только одна земля. На которой живут ваши царские величества. Центр мира. Что там – всего сущего. Чтобы где-то еще кто-то жил?.. Абсурдно! – улыбка-усмешка ее тоже была явственно кривой, и это было настолько естественно, что, казалось, на иначе окрашенные выражения она вовсе неспособна. Ей и не требовалось другого настроения – она ведь еще не закончила глупо цепляться за каждое «неправильное» слово пленника. – Тщеславие, как оно есть. Все, что мое, что я – лучшее и единственно верное. Чтож, тебе остается надеяться только на то, что твоим новым хозяевам понадобится музыкант.
Как бы насмешливо-надменно она себя ни вела, и при всем ее таланте к самообладанию, Миалкаль никогда не могла скрывать свою неприязнь к этой затее с рабами. Коул и сам не принимал работорговлю, в отличие от большинства пиратов в известных водах – его влияние позволяло зарабатывать достаточно и иными путями. Только после того, как объявилась Хитрец, им пришлось связаться в отловом целей для каких-то безымянных нанимателей с материка. А, как Миалкаль была уверена, ничего хорошего ни от какой идеи Хитреца быть не может.
Так, каждый раз, стоило ей даже окольными путями напомнить себе, на кого они вынуждены сейчас работать, лицо подводило ее. Малейшие изменения мимики, выдающие достаточно цепкому взору целый спектр эмоций: гнев, раздражение, досаду, обиду.
Последнее время этот саднящий коктейль ощущался постоянно. Вероятно, и поэтому ей так требовалось напоминать себе о контроле, придираясь ко всему, к чему она только могла и не могла.
- Правда, боюсь, что… - она запнулась, внезапно словно забыв о своем ядовитом монологе, стекленеющими глазами уставившись куда-то в область джимовых ключиц. Что-то происходило на палубе – что-то неправильное, с ее точки зрения. И, совершенно забыв о своем плохом настроении, Миалкаль резко обратилась к вампиру: - Друзья, у тебя были с собой друзья? Сколько их было?

0

26

Джим
Если Райвер выберется из этого плачевного положения и решит посетить какой-нибудь вшивый паб на самой окраине рильских земель, чтобы рассказать пропитым насквозь постояльцам про то, как он разговаривал с женоподобным едким растением, находясь посреди океана на корабле, идущим в неизвестную, буквально мифическую гавань на другой стороне света, то его не примут за сумасшедшего, о нет, ему нальют рома и скажут "да, мужик, с нами так же бывало". Если выберется быстрее, чем хозяину —  чтоб его, заранее! —  вздумается посмотреть, из какого мяса слеплена новая игрушка. Один Скиталец разберет, какие там нелюди могут жить, раз на корабле разгуливает злой куст в юбке!
—  Конечно понадобится! - Горячо возразил Джим, качнувшись в клетке.
Смириться с осознанием собственной дурости он готовым не был, но с вынужденной ролью пленника чужеродных работорговцев —  почти. Авось и выгорит дело...
—  Какие друзья? Не друзья мне эти рыжие оборванцы! - Пленник встрепенулся, чувствуя холодок по коже от резкой перемены во взгляде Миалкаль. Он крепко схватился за прутья решетки и прислушался, словно он мог услышать что-то важное. Конечно, Джим не принцесса в беде, достойная спасения, но как минимум два момента подкрепляли надежду музыканта на скорую поддержку: говорящая пташка Малроя и Киан. Оба (не пташка, но Рен) непременно набьют его самодовольную рожу, но это окажется всяко лучше, чем быть потерянным на чужой земле. Еще раз, как долго он был в отключке?

0

27

Трюм   Коул и команда

Группа людей театрально-наигранно окружила новоприбывшего, и самым наигранным здесь был капитан, отвесивший неловко упавшему Киану самый паосный поклон, который мог воплотить, будучи ограниченным своим тяжелым плащем и бесконечным обилием звенящих украшений.
- Добро пожаловать на "Сокол", юноша! Я - капитан Коул, рад приветствовать вас и предоставить удобную клетку в нашем трюме для дальнейшего, несомненно, увлекательного и полного приключений морского путешествия!
Новенького он осматривал с интересом. Острые уши, общая внешность и прочее - сквозило чем-то неправильным. Может, ему и казалось, но что-то об этом парне казалось нестыкующемся. От него словно бы ощущалось что-то знакомое, энергетически, и при этом не стыковалось с тем, то он уже видел от рабов, которых посылала сюда Хитрец.
Чтож, Миалкаль скажет больше - потом, когда все закончится, он обязан будет с ней переговорить.
Грубовато подхватив Киана за локоть, капитан вздернул его и поставил на руки - только чтобы, под нестройный смех команды, толкнуть в сторону появившейся Миалкаль.
- Приятного времяпровождения, дорогой гость, и надеюсь, это путешествие будет вам полезно. Столько опыта за один день! "Где-то там есть корабль, на котором меня с нетерпением ждут" и "эта рогатая все-таки что-то замышляла" - чем не день, полный открытий?
Едва ли Коул отдавал себе отчет, почему он, на самом деле, всегда выдавал планы Хитреца, пусть и постфактум. Маленький бунт или что-то другое, он едва ли осознавал.
Миалкаль смерила его неодобрительным взглядом, снова. В этом, впрочем, не было ничего нового - он и сам не отводил от нее взгляда, когда она уводила в трюм нового - яркого - гостя.

+1

28

Коул, Миалкаль

Красноволосый не шел Миалкаль из головы. Она всего лишь кинула его в клетку рядом с вампиром, но не могла отделаться от свербящего ощущения, что где-то такое она уже ощущала. Даже не "где-то", но вот эта догадка была уже совсем отвратительной.
Она сама не заметила, как чуть не натолкнулась на Коула, на физиономии которого сверкала самая паскудная улыбка, которую она видела за последние, пожалуй, месяцы. Конечно, он рад. Небритый... неотесанный чурбан. Нассал, куда хозяйка сказала, и счастлив. Вот ведь примитивный мужланский мозг, ну и как с ним рассчитывать на что-то серьезное?
Подставив лицо морскому ветру, Коул прикрыл глаза и, не глядя, привлек колдунью к себе, обнимая за плечи. Она немедленно уперлась в него маленькими синими ручками, но держал хефджер крепко.
- Ах, Миа, милая Миа, какой прекрасный сегодня день, не находишь? Солнышко. Никто не отлынивает от работы. Шоу уродов упало с неба.
- Неполное,
- сдавленно буркнула миррар, упираясь теперь уже в его предплечье. Безрезультатно.
- Ничего. Долетят. Самые разные! Так Альтеранс сказала.
- Альтеранс вообще много чего говорит,
- упор в ребра тоже ничего не дал.
- Ну, да. Но тебя это волновать не должно. Не переживай, будет тебе, чем заняться. Или, - он обратил свою паскудную улыбку уже на нее, - Занять тебя сейчас?
Воображение подкинуло ей картину, от которой Миалкаль чуть не стошнило аккурат на капитанский кожаный плащ, а потому она, оскалившись, ударила его кулачком в бок и процедила:
- Держи свои занятия при себе и отпусти меня, если не хочешь, чтобы я телепортировала твою шаловливую ручонку куда-нибудь на людоедский стол в Совиссе. А то и кое-что другое, что ты так любишь расчехлять.
Коул фыркнул, но колдунью отпустил.
- Ты слишком близко к сердцу все принимаешь. Близко... к чему оно там у тебя. Корневище? Гнездо!
- Я сейчас твое корневище тебе засуну в гнездо так глубоко, что оно выйдет через ботву. Глядишь, тебе даже понравится.
Взгляд, которым капитан огрел ее в ответ, был ледяным, и Миалкаль поняла, что перешла границы. Но не успел Коул ничего сказать, как чутье призыва заставило ее молниеносно броситься на палубу, чтобы выловить новую цель.
Горячую, горячую цель. Миррар потребовались лишние меры, чтобы удостовериться, что печати в порядке. В порядке, конечно - но лучше, все же, перебдеть.
- А! - радостно, доброжелательно, гостеприимно раскинул руки Коул, соскакивая аккурат рядом с пленным. Осклабился, как почуявший падаль шакал, отвесил поклон поцеремоннее. - Какие гости - а мы и не ждали! Вернее, ждали. Увы, ваш неожиданный визит не был таким уж сюрпризом - наверное, и для вас оон не так-то удивителен? Я имею в виду, воистину, кто же в здравом уме будет бегать хвостом за рогатой аферисткой и верить в то, что это не она спиздила искомый вами предмет, чтобы посмотреть на ваши милые, очаровательные сучения ножками!
Миалкаль вздохнула. Перевела взгляд на гостя.  Медленно, сосредоточенно, почти просительно покачала головой. "Не ведись".
- Но вы вольны чувствовать себя как дома на моем "Соколе", господин. Капитан Коул, безмерно рад!
Он закончил шутовство. Оставался лишь один невысказанный приказ.
Миалкаль, уведи.

Должен был быть еще один. Она грелась на солнце, прислушиваясь к своим ощущениям, заодно и избегая внимания своего чересчур общительного капитана. Он настолько хотел поговорить, что миррар почти жалела об отсутствии Альтеранс, которая, едва появившись, поглощала собой капитанские интерес и волю без остатка. В конце концов, если Коул уже у нее у обороте, почему бы не использовать это?
Мысль вызвала у Миалкаль отвращение. Она не уважала Коула, но любила его - в некотором роде, как можно любить дрянного невоспитанного котенка, которого все же приручил. Вроде и потакаешь ему, и многое прощаешь, но как же, засранец, бесит.
Она бы многое отдала, чтобы дать Коулу свободу от полоумной рогатой дряни. Очень, очень многое.
Это их дом, их мир, их "Сокол". Жизнь стала театрально-нелепой с тех пор, как капитан стал плясать под дудку хвостатой. Раньше миррар надеялась, что Шеани наиграется и свалит, но ей все было мало. И, кажется, она не собиралась отступать, особенно после того, как нашла...
Нет, нет. Миалкаль было страшно даже думать об этом.
Она была отвлечена, сосредоточена, и нового пленника - последнего, к ее огромному облегчению - ловила больше машинально. Она даже не обратила внимание на гостя, пока ее не вырвал из размышлений ненормально-воодушевленный возглас Коула:
- Добро пожаловать на Со... Бездна! Скомпрессированный бородатый шар!
Миалкаль, очнувшись, уставилась на новоприбывшего. Новоприбывший не отличался ростом, но в остальном выглядел привычно.
Затем она уставилась на капитана. Этот выглядел непривычно - видать, уже принял чего-то.
- Словом... да, господин со стрижеными бровями, добро пожаловать на "Сокол"! У нас вы можете насладиться всеми прелестями положения раба, запертого до продажи в трюме корабля. Ежели вам что понадобится, не стесняйтесь, просите - капитан Коул живет, чтобы служить!
Мудацкий фарс, подумала Миалкаль, накидывая петлю на бородатого пленника.

+2

29

‹—  Улочки и переулки

Второй телепорт за день – явно перебор. Рендер захлебнулся собственным восклицанием и рухнул на колени, судорожно пытаясь отдышаться. Он словно выброшенная на берег рыбешка хватал ртом воздух, силясь вдохнуть полной грудью. Малроя трясло, и, помимо прочего, он отчаянно боролся с приступом рвоты. Причиной тому послужило не только повторное перемещение в пространстве, но и набирающая обороты морская болезнь – полудемон с водной стихией был не в ладах от слова совсем, даже плавать не умел, а на кораблях его всегда ужасно мутило. Попытки удержать в себе ужин увенчались успехом, но лучше бы ему удалось опустошить желудок до Коуловых речей – услышанное никак не желало укладываться в голове и только на периферии сознания начинало загораться алыми вспышками ярости. Рендер всхлипнул, схватился за живот, согнувшись пополам и потерял сознание.

0

30

‹—  Улочки и переулки

Джим, Киан, Боргаф
За несколько мгновений опустевшей стала и вторая фляга —  та, что была с водой. Поводом для неосмысленной траты питьевой жидкости стал отчетливый звук разбившейся, как волны об скалы, самоуверенности Джима. Он встретился с зелеными глазами выпавшего из происходящего Киана, которого без какого-либо сопротивления привели в трюм и заключили в соседней клетке. Отсутствие борьбы ощутимо напрягло Райвера. Он до последнего был уверен, что Киан не поддастся эмоциям и поспешит свалить куда подальше от мутной компании. Он же Киан, черт возьми! Он должен!
Хотя никому он ничего не должен... 
"Ладно", - почти смирился Джим, допивая как будто ставшую терпкой жидкость, - "они хотя бы не взяли Ре..."
- Да вы издеваетесь...
Джим поперхнулся, когда следом за Кианом принесли бесчувственное тело Малроя и барахтающегося в оглушительном негодовании дварфа. На секунду Райвер даже решил, что парня-любителя авантюр убили в разборке за честное имя и нежелание плясать по дудку, но тот дышал, почти незаметно, но все же дышал. Такой обессиленный, такой измотанный. Не заслужил он подобного, бедолага.
- МОЛОТ ГИГАНТА НА ГОЛОВУ РОГАТОЙ ДЬЯВОЛИЦЫ!! ВЫ ВЗЯЛИ НЕ ТОГО ДВАРФА! - Неизвестный пленник особой церемонностью не отличался и предпочел бороться за свои права до последнего, но из-за своего невеликого размера и минутной потери ориентации в пространстве, когда с его округлых плеч резко сорвали тяжелый походный рюкзак, бороться было не так-то простою Бородатого подхватили и кубарем вкатили в клетку, оставив ругаться на всех смертных и бессмертных созданий вверх тормашками.
Под эти шумные ругательства гнома, который кряхтя вернул себе нормальное положение, Райвер наблюдал за тем, как красноволосый полуэльф смотрел в одну и ту же точку, даже не пытаясь осмотреться по сторонам и собраться с мыслями о том, как им быть дальше.
"Нет, так дела не пойдут".
- Да угомонись уже, Борруф, - перебил вампир Боргафа, имя которого выловил в череде насыщенного потока словесного недовольства. - Сам виноват, нехер было с этим двумя связываться, только посмотри на них - чистой воды аферисты!
- С этими? - Вдруг подал голос Киан. - Это все... все из-за тебя, Джим.
Он произнес это таким голосом, от которого муражки пошли даже по толстой гномьей коже, вынудив рыжего мастера оборвать свой монолог посреди особенно завернутого словосочетания.
- Как я мог быть таким дураком...? Мне следовало бросить тебя в первый же день после... всего.
Терренс медленно наклонился и зарылся пальцами в взлохмаченные волосы.
Джим не ответил. Он перевел взгляд на прутья клетки.
Непростую тишину прервал Боргаф, возмущение которого по-прежнему кипело - по красным щекам было видно, но как-то начинало остывать, точно слова Киана послужили ему ведром ледяной водицы:
- Энтот живой? - Махнул дварф волосатой рукой в сторону Малроя.
- Живой, - кивнул Джим, краем глаза взглянув на Рендера, состояние которого, как и следовало полагать, за несколько минут не сильно изменилось.
- НУ ТАК ЧЕГО ВЫ ТУТ РАЗНЫЛИСЬ КАК БАБЫ БАЗАРНЫЕ?! Рогатая! Все планы попортила, дурная девка! Ужасная Амена. Теперь разгребайся. Где мы вообще?! Куда мы плывем? Отвечай, смуглый.
Райвер малость прифигел от дварфа, но ответил ему все, как есть, и оставил того переваривать информацию без дополнительных комментариев.
Киан через некоторое время справился с эмоциями и отвернулся от вампира, просто не желая видеть его лицо. Терренс понимал, что Джим не виноват в случайном знакомстве с Хитрецом на рынке; ведь Киан и был тем, кто привел их в это незавидное положение. Но если бы он нашел в себе силы еще неделю назад бросить этого бездумно пьющего, сорвавшегося с цепей Райвера... ох, тогда не пришлось бы чувствовать себя таким глупым и беспомощным сейчас.

+1

31

Трюм

Миалкаль

Сюда не заходил никто из людей капитана. предупредили ли их о наличии в числе пленников вампира, или же причина была другой, но с тех пор, как затих шум на палубе, прошло достаточно много времени. Помещение было изолированным, и время шло где-то там, за его пределами. Потому, когда дверь все-таки отворилась, и внизу вновь показалась яркая шевелюра Миалкаль, могло показаться, что прошел, по меньшей мере, день.
Она протянула Джиму две фляги, запечатанную теплую и покрытую инеем, жестом таким привычным, будто бы делала это каждое утро на протяжении месяца. Затем - немного фруктов из сумки. Она не сказала ему ни слова, не одарила взглядом.
Она смотрела на Боргафа, ничего не выражающим взглядом красных глаз.
Постаравшись, она выудила из памяти слово, выловленное в потоке яростной ругани:
- Дварф. Сбит крепко. Чем предпочитаешь заниматься? Лучше определиться с этим заранее, чтобы дальнейшая жизнь не была каторгой.
Из сумки показалась очередная покрытая инеем фляга и несколько фруктов. Флягу Миалкаль без страха протянула Боргафу.
Она не понимала, зачем Хитрец переместила сюда это существо. На кровососок всегда будет спрос у алике-фетишистов, как и на худых рабов с открытыми лицами. Боргаф, наверное, мог собрать собственных поклонников, но для этогонужно было заранее знать рынок. Альтеранс это было несвойственно, она никогда не занималась продажами сама. Вряд ли "Сокол" вообще увидит ее в ближайшее время.

+1

32

Рендер, Мелири

- Вы взяли не того дварфа … - Сам виноват… - Это все из-за тебя, Джим… - Живой…
- Где мы? - … чтобы дальнейшая жизнь не была каторгой…

Обрывки, фразы, вырванные из контекста. Они вторгались в полусонную дрему Малроя, грозясь вырвать его из спасительного обморока. Полудемон неосознанно сопротивлялся возвращаться в удручающую реальность, до последнего игнорируя разноголосые выкрики.
Он продержался недолго. На момент, когда его глаза открылись, он застал звенящую напряженную тишину.
Рендер неохотно попытался привстать на локте – лучше бы он этого не делал. Приступ рвоты снова подкатил к горлу, он ощутил характерную горечь слюны. С немалым усилием воли, маг подавил в себе тошнотворный позыв и постарался сфокусировать зрение. Первое, что Рен смог осознать – частокол металлических решеток. Они обступали его по кругу, смыкаясь наверху в хитроумную конструкцию, соединенную с креплением на потолке. Малрой не сразу понял, что находится подвешенным на манер птичьей клетки. Каждое неосторожное движение порождало легкое покачивание клетки. И даже несмотря на тягу и относительно стабильное положение, Малроя мутило от малейшего маневра корабля. "Корабля.." мысли никак не хотели обретать смысл и высекались голыми фактами в голове. Он не помнил, как оказался здесь, лишь насыщенный аромат цветом, а затем…
На этот раз, достопочтенного господина мага все же звучно вывернуло прямо на дощатый пол душного трюма. Теперь брошенные ему слова капитана, запоздало оглушили своей отвратительной истиной. Рендер пытался отдышаться, все еще сотрясаемый напрасными судорогами – рвать было нечем. Утерев рот тыльной стороной руки, полудемон отметил, что к коже не прилегает привычная тяжесть плаща. Ему оставили безрукавку и штаны, один сапог грозился соскользнуть с ноги – Рендер подтянул его, насколько это позволяла теснота клетки. Всё остальное отобрали – маг отметил отсутствие серьги с природным камнем, не нашел излюбленных кинжалов. Стилеты так же были конфискованы, не говоря уже о сумке с провиантом и деньгами. И тут Малрой застыл, не в силах подтвердить свои догадки. Он побледнел еще больше, хотя казалось, телепортация и обморок вытянули из него все силы. Трясущейся рукой он поднес ладонь к лицу – кольцо было на месте. Маг облегченно выдохнул, хотя это не позволило ему расслабиться в достаточной мере. Рен возвратился к мыслям о Хитрец. "Глупец, как можно было так тупо подставиться?!" Он старался не проецировать свой гнев ни на Джима, ни на Киана, ни уж тем более на Боргафа – гном говорил исключительно правильные вещи, жаль подоспел так поздно. И все же… Все же, если бы он не пошел в этот трактир, если бы только шел своей дорогой. "Если бы. Ты жаждал подобной жизни. Здорово вышло, правда?"
Малрой сидел с закрытым лицом – его руки на щеках все еще дрожали. Он был на грани истерии, хотелось рассмеяться во весь голос. А потом он увидел её.
Мелири была всего лишь в нескольких шагах от него, заточенная в такую же камеру. Как ни хотелось признавать, она действительно смотрелось в ней более гармонично, чем остальные. Птица лежала неподвижно, сложив крылья в неудобной позе. На полу лежала пара алых перьев, извещавших о попытке питомца сопротивляться заточению. Рендер ощутил прилив щемящей нежности и гордости за птицу. И да, он просто был счастлив видеть её снова. Маг попытался осторожно окликнуть пленницу:
- Мелири…
Голос не слушался, он прозвучал как хриплое сипение, даже отдаленно непохожее на человеческую речь. Рен откашлялся, попытался прочистить горло.
- Мэл, очнись!
На этот раз вышло лучше. Полудемон не видел вокруг себя никого, кроме той, которую искал, которую хотел освободить. Он должен был все исправить.
Мелири едва заметно встрепенулась, утробно ухнула. Их взгляды встретились, и пернатая голова указала ему на другую – не менее яркую.
- Миалкаль. Заведует пленными, выполняет приказы капитана, - постаралась донести Мэл до сознания мага.
Малрой проследил за птицей, и заметил то, на что хотели обратить его внимание. Девушка стояла недалеко, обращаясь к кому-то с нескрываемым холодным равнодушием. Полудемон вцепился руками за толстые прутья, прильнув к ним всем телом:
- Где мы? Куда нас везут?
Он не был уверен, что его удостоят ответом.

Бросок за Мелири - ментальная речь д20
Бросок за Мелири - ментальная речь д8
Получившийся результат = 19

+1

33

Джим, Боргаф, Киан
За прошедшее время, над счетом которого Райвер даже не пытался задуматься, тяжелые ботинки перекочевали за спину вампира, на маневр жесткой подушки, а сам он свесил одну ногу через прутья, другую согнул в колене. Он определенно не выглядел, как истощенный жарой и событиями пленник, скорее, как усталый —  стоило только вглядеться в его смуглое лицо с темными кругами под рубиновыми глазами, но все же заинтересованный гость, которому собирались рассказать забавную историю про горстку дерущихся петухов. Как будто он сам не был загнанной в клетку птицей с обклеванными в драке перьями! Распетушился перед Малроем и оказался там, где оказался.
Однако, забирая из рук Миалкаль фляги, он думал не о том, насколько сильно вляпался и сколько еще людей и прочих рилиан пострадает от общения с ним, а о том, что без амулета у него не осталось возможности легко отыскать друга. "Легко" в понимании Джима было знанием, куда двигаться без потери драгоценного времени на поиски какой-либо информации и хождение кругами. Ох, хотел бы он обладать силами Хранителей! Захотел - переместился! Захотел - бросил мысленный маячок! Захотел... и ввязался в дела Высших Сил. Как Мэйлум.
Райвер вспомнил про Хранительницу, которая не оставляла попыток разобраться в своем прошлом и найти способ наладить все, что было разрушено ее родом. Отношения Джима с Мэйлум не были однозначными: она видела его таким, каким он был, когда эльф только вытащил его вампирскую рожу из Туманного леса, но оставалась в тени вплоть до того момента, когда они по-настоящему познакомились в Деште Райтале. Его напрягало, что кто-то наблюдал за ним все то время, то есть, не за ним, за эльфом, но этого было достаточно, чтобы не доверять красноволосой магичке. Пожалуй, Джим в принципе не доверял Хранителям, способным влиять на чьи-либо жизни. Уж лучше рогатые аферистки под руку со Скитальцем!
- В смысле "каторга"? Куст, ты мне тут не угрожай! - Стоявший на обеих ногах и державшийся за прутья, точно проверяя их на прочность, возмутился дварф. - Не надо мне твоей травы, лучше выпускай по-хорошему! Коль не выпускаешь - тащи эль добротный!
- А вместо эля можно капитана на чай? - Вдруг оживился Райвер после глотка-другого из фляги с кровью.
- Где мы? Куда нас везут?
- Рен! - Обрадовался Джим, схватившись за прутья и качнувшись в клетке. - Наше свидание переносится на более живописное местечко! И да, - он слегка качнулся в сторону Миалкаль, - вашему материку лучше оказаться живописным.
- Чернявый, ты головой ударился?? - Боргаф вообще не понимал, что происходит.
Киан, все это время не подававший признаки вовлеченности, поднял голову и встретился взглядом с лицом Миалкаль.
- Вам действительно нужны такие шумные рабы? - Спросил он, еле сдерживаясь, чтобы не сказать что-то еще.

0

34

Миалкаль

Миалкаль скривилась было, уже заготовив тираду для дварфа, но тут, вдруг, услышала другой голос. Она взглянула на Киана, взглянула в его зеленые глаза и запнулась.
Ей вообще не нужны рабы. Ей вообще ничего этого не нужно, она не сглашалась на это. Она была свободна, команда была свободна, ее... ее друг был свободен. Коул принаддлежал сам себе. Как давно это было?
Она ненавидела саму идею покинуть воды Тантрисса. Почему, почему они согласились? почему именно Хитрец оказалась той, кто - единственный - предложил Коулу то, чего он хотел больше личной свободы и воли?
Она не верила в кармические наказания. Ее мораль была другой. Она могла всей длушой ненавидеть то, что с ними случилось.
-Нет, - после небольшой паузы произнесла Миалкаль. - Нет, не нужны. Не нужны...
Опустила взгляд, сделав вид, что роется в сумке, чтобы найти что-то важное.
- Дварф, - бросила она сухо, борясь с накатившим ощущением, смесью страха и отвращения, котороое вызвал у нее взгляд красноволосого. Он был слишком... таким же. Таким же, как она. Миррар были слишком энергетичны, чтобы не заметить такого. - Дварф, если ты не возьмешь это, будешь без еды до завтра, - запнулась и, вдруг придумав что-то, заявила: - А если возьмешь, завтра будет ром.
Внутренняя тревога не давала ей покоя. Красноволосый не давал ей покоя.
- Ты, - резковато бросила она Киану, - Дурные пожелания будут? У нас же здесь отель!

0

35

Обращение Мелири достигло адресата, и Рен легким кивком ответил птице немой благодарностью. Он отметил для себя значение Миалкаль в их незапланированном турне. Как и ожидалось, розоволосая не удостоила его и взглядом. Ничего, главное, он нашел Мэл. Они выберутся.. Как-нибудь.
Малрой отлип от решетки, грузно опираясь на другой край. Дышалось тяжело – в трюме было душно, и Рен оттер рукой испарину на лбу, устало прикрывая глаза. В момент, когда подал голос Джим, полудемон призвал всю свою выдержку и вовремя прикусил язык. Он проглотил невысказанные ругательства, лишь выразительно взглянув на эфаирца, предостерегая:
- Даже не начинай, - то, с каким беззаботным тоном давались Райверу слова, дико выбесило мага. Они застряли здесь по прихоти рогатой чертовки, хрен знает в какой части света, а этот, этот… Ведет себя так, словно готов на что угодно, подставив тем самым кого угодно, лишь бы было.. Нет, вы только подумайте, ЖИВОПИСНО! Вне, всяких сомнений, их нынешнее положение было более, чем живописным, раз уж на то пошло. Джим должен быть просто в восторге!
Говоря об их заточении, картина была удручающей, но по крайней мере, теперь хотя бы складывалась в целостный этюд. Малрой уловил суть, урывками вычленив все определяющие слова «каторга», «вашему материку» и то, как оценивающе Миалкаль приглядывалась к каждому из них. Без энтузиазма, но все же считывая, словно материал. Для чего они понадобились, предстояло еще выяснить, но такие варианты как чья-то вендетта можно было исключить наверняка – все пленники никак не связаны между собой, за исключением Киана и Джима. Точнее, уже не совсем так. Теперь их объединяло это хвостатое бедствие. Рендер должен был попытаться понять, кто был зачинщиком, и выдал наобум:
- Видать Хитрец щедро платит наемникам. Весьма надежный компаньон, это я вам как заверенный в ее благостных побуждениях говорю! – полудемон проворчал свою желчную тираду под нос, частично вымещая накопившуюся злобу, частично – надеясь, что его услышат, - Ваш капитан, наверное, счастлив иметь дело с такой женщиной. Вселяет доверие, однозначно! А уж какие приключения!.. Немыслимо, помереть можно!
Полудемон в склонил голову в шуточном поклоне, пронизывая атмосферу нескрываемым омерзением.

+2

36

Джим, Боргаф, Киан

Кровь давала Райверу сил. Он чувствовал, как обостряется его восприятие и к разлетаются в хаотичном порядке все его мысли и цели, точно он находился неподвижной точкой посреди урагана и, протянув руку, мог выдернуть из потоков нужный ему образ. Глубокий вдох - о, так можно жить! - и последующее искривление на смуглом лице, словно его все-таки захватило тревожной ударной волной. Но нет, встряхнули пленника не переживания, которых он избегал, цепляясь за происходящее, а банальное укачивание. Корабль рассекает волны. Клетка, подхватившая заданную инерцию, дернулась слишком сильно.
Продолжать свое дурачество Джим оказался не в состоянии, на радость Боргафа, который уже прикидывал, чем бы таким запульнуть в беззаботную смуглую рожу. Что эти южане вообще себе позволяют?! Пожалуй, ради возможности поставить этого шумного человека на место в следующий раз дварф и перестал возражать против еды. НУ И РАДИ РОМА КОНЕЧНО!
- Да будет так! - Решительно произнес он и принял провиант.
Между тем Киан, захваченный вниманием Миалкаль, не мог оставить реплику Малроя без внимания:
- Пожалуй, у меня есть пожелание. Я хочу посмотреть в глаза человеку, который стал ручной собакой для хвостатой иномирки. Маг прав, - он кивнул на Рендера, - ваш капитан или полный идиот, или прекрасно осознает, что вы все такие же пленники.
- О, дело твердите! - Поддержал бородач. - Я еще понимаю, вы бы эльфов наловили... а тут солянка такая, словно ее моя мачеха варила! На вкус хуже дешевого пойла.

0

37

Миалкаль

Она слышала, что сказал маг. Слышала и то, что сказал красноволосый.
Против воли она коснулась амулета-ракушки из перламутра, сжала ее между пальцев. Они думали, что они такие умные. Что они что-то понимают. Что, со своей позиции между решетками, они видят картину хоть сколько-то ясно.
Хитрец никому не платит. Она просто приходит и берет то, что хочет, не спрашивая ничьего мнения. А те, кто против, просто обнаруживают, что у них нет выхода - или, например, даже души.
Во что же ты ввязался, Коул?
- Посмотришь, - холодно сказала она, вскинув острый побородок. Она должна была отвлечься, и раз уж этот хотел внимания - он его получит, - Хоть сейчас. Сам пойдешь, или петлю накинуть?
Плевать на ее сомнения. Плевать на то, что она сама разделяла то мнение, которое выражали пленники - не первые пленники. Тем более, что она не позволит никому - тем более бродяге, который ощущается, смотрится и даже словно бы пахнет как эта рогатая дрянь.
Она собиралась показать их капитану позже. Рано или поздно Коул бы и сам заинтересовался, порой он проходится по всем своим пленникам, давая им надежду на хороший конец. Возможно, из чистого злорадства.
- Не вздумай шуттить, потому что я скручу тебя, не успеешь и моргнуть. Остальным предлагаю усиленно придумывать свои сильные стороны, если не хотите быть проданными на шахты.

+1

38

Рендер запоздало отметил, что возможно слегка перегнул палку и плодить агрессию в нынешнем положении – не самая лучшая идея. Но вместе с тем, магу было просто жизненно необходимо выплеснуть весь накопившийся стресс и раздражение, тем самым избавив себя от необходимости отвлекаться на неуместные эмоции. Теперь он был чуть более собран, чем ранее.
Райвер притих на какое-то время и демон возблагодарил всевышнего, что этот вампирский язык без костей наконец-то умолк, давая тем самым время для раздумий. Тот казалось, вообще ушел в какие-то свои внутренние переживания, хоть Малрой и не верил, что те у него вообще имели место быть.
Боргаф примирительно загробастал предложенную пищу. Разумный выбор – Малрой надеялся, что если бородатый не будет в восторге от местной еды, то он уломает его на то, чтобы поделиться, ведь самому демону возможности насытиться не представили.
В тот момент, когда, казалось бы, градус напряжения упал, Киан подхватил желчную тираду мага, возвращая диалог к исходной точке прежних возмущений. Тем не менее, в отличие от самого Рена, у эльфа в его дерзком посыле были здравые идеи. Такие, как личная встреча с капитаном. Может, в плане освобождения или побега это ровным счетом не поможет, зато немного информации все же сможет выдать пленникам.
Малрой по достоинству оценил способность Миалкаль уходить от ответа путем банального игнорирования. От мага не укрылось, что девушка в мимолетном движении схватилась за крученую побрякушку на шее и постарался повнимательнее приглядеться к ней, но розоволосая в тот момент как раз отвернулась к Киану, чтобы ответить ему в своей жесткой и непреклонной манере. Рендер решил зайти с другой стороны.
- Какие уж тут шутки, что Вы. Знаете, а ведь сильных сторон у нас и вправду много. Полагаю, достаточно, если позволить нам ими воспользоваться во благо друг другу.
Он усталым, но вполне примирительным голосом постарался донести до этой непреклонной леди свои соображения:
- Я смотрю, Вы крайне преданны капитану, что так рьяно реагируете на любые выпады против него. Прискорбно, мне хватило одного приветствия, чтобы проникнуться к нему антипатией. Впрочем, возможно тут сыграли роль не очень-то радушные пираты и последующее пленение, - маг позволил себе ироничную полуулыбку, - но это так, мелочи, конечно. Впрочем, искренне надеюсь, что Вы не из той породы, из которой слеплена Хитрец. Потому что, в противном случае, мы пропали.
Рендер придвинул колени к лицу, сложившись вдвое и стараясь удерживать хрупкое равновесие в раскачивающейся на замысловатых рельсах клетке. Он склонил голову в том почтении, насколько ему это позволяла нынешняя поза, и тихо добавил:
- У Вас, наверное, полно дел по пособничеству рогатой. Не смею отвлекать. Одна просьба, раз уж мы затронули тему пожеланий. Не будете ли Вы так любезны, снабдить провиантом остальных? – маг выразительно посмотрел в сторону Киана, мысленно призывая того не прекословить, а также на Мэл, которая вполглаза наблюдала за развернувшейся перепалкой. Насчет собственной персоны он пока что не особо переживал – ему доводилось оставаться без еды по нескольку дней, хоть сегодняшние энергетические растраты и требовали должного восполнения.

+1

39

Киан, Боргаф, Джим

- Я не имею магических козырей в рукаве и дергаться в океан не собираюсь, - ответил Киан, продолжая смотреть на Миалкаль. Он почувствовал, что лед тронулся. Быть может, ему удастся сделать то, что обычно удавалось сделать Райверу: переиграть безвыходное положение в чуть менее безвыходное. Довольно странно, что в тот самый момент, когда нужно проявить всю свою харизму и обаятельность, полувампир отшутился и подозрительно затих. Киан не обладал качествами, присущими Райверу. Он обладал полным непониманием собственной жизни и красными волосами.
Киан чувствовал поддержку Малроя и буквально благодарил в мыслях вселенную за то, что случайным собутыльником Джима не оказался кто-нибуль настолько необузданный и непредсказуемый любитель разрушения всего, к чему притрагивался.
- Я могу поделиться, - выслушав Рендера, вдруг произнес дварф. - А ты, Кияну, иди да передай, что за хвостатыми бегать - родной мир не уважать! Почему риантрайцы должны пресмыкаться перед демонами?! - Боргаф сам не заметил, как его захлестнули эмоции. Он понял, чего добиваются маг и полуэльф, и хотел им помочь, но в переговорах силен не был, разве что после бочонка эля и то не точно. И почему смуглый молчит? Или он тут давно и смирился??
Нет. В отношении смуглого пленника все было проще: он старательно сдерживал рвотный позыв, потому что расставаться с выпитой кровью было бы кощунством. Джим никогда не плавал на кораблях. Джим смотрел на них. Издалека. На твердой почве. Казалось бы, не ему ли, бегущему по крышам, плевать на отсутствие опоры под ногами? Но ведь опора не качалась на цепи, а цепь не качалась на качающемся на волнах судне. Туда... сюда...
Джим слушал, но не наблюдал за происходяшим. Качающийся силуэт яркой Миалкаль было тяжело воспринимать в данную минуту.

0

40

Миалкаль

Заговорил. Заговорил, чернявый, от которого разит чем-то противоестественным. Думает, он так умен. Думает, что может обернуть ситуацию в свою сторону. Чтож - надежда умирает последней, и со своей он будет сидеть в соседних клетках.
Это были странные пленники. Неправильные пленники. Все пошло не так в этот раз, вся ситуация была иной, необычной. Вампир - и тот какой-то неправильный. Бородатый клоп. Черный, от которого несло какой-то гадостью. Красноволосый, который... проклятье, омерзителен, как от него пасет этим чуждым духом.
Она становилась чувствительной. Эмоции - природный усилитель.
- Конечно, запасли не только для помидорных фаворитов, - с кислым лицом Миалкаль порылась в сумке, достав соответствующую порцию для Малроя. Грубо всунула ему в руки.
С птицей было сложнее. Пришлось подцепить крюк клетки и подкатить его на длинной рельсе.
- Дотягивайся.
Провокатор выискался. Пособничество. Преданность. Каждый хренов умник здесь, кому хватает ума не умолять о пощаде сразу, начинает строить из себя гения психологии. Пусть старается - пока он занят делом, он не изучает решетки и рельсу. Пока он думает, из какой породы она слеплена, и насколько она тупее Хитреца, он слишком отвлечен от реальных способов выбраться. не то чтобы у него было много шансов.
Миалкаль не боялась выпускать красноволосого пленника просто так. Она была более чем уверена в себе.
- За мной. Руки держи при себе. Когда капитан начинает любоваться собой, игнорируй. Пройдет.

+2


Вы здесь » Риантрая » Южный океан » Корабль "Эбонитовый Сокол"