Риантрая

Объявление





Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Риантрая » Южный океан » Корабль "Эбонитовый Сокол"


Корабль "Эбонитовый Сокол"

Сообщений 1 страница 20 из 47

1

Скрытый от посторонних глаз, не ожидаемый морскими властями, этот быстрый легкий фрегат несет на себе знаки другой культуры. Незнакомая символика паруса, непривычные линии и полное отсутствие флага - этот корабль не был бы особенно приметным, если бы не его непередаваемый черный цвет.

Микролокации: Палуба, Каюта Капитана, Трюм, Каюты матросов, Гнездо

Команда: Капитан Коул, Миалкаль (корабельный колдун), Ктанн (первый помощник)...

0

2

Палуба Капитан Коул, Миалкаль

Разверзшаяся в небе воронка с силой выплюнула из себя Джима и пойманного им незадачливого вора, раскидав их по разным местам палубы. Вору, впрочем, моментально помог встать на ноги крепкий бородатый мужчина - чтобы тут же отступить, давая вору подняться. Джиму же, в свою очередь, пришлось бы обнаружить себя стоящим в парализующей руне.
Пошатнувшись, вор в плаще поднялся на ноги, зачесал пальцами с лица растрепанную челку и резко обернулся к наиболее цветастому члену своей команды - девушке, сидящей на бочке и с полным отсутствием интереса наблюдавшей за происходящим, накручивая на палец прядь ярко-розовых волос.
- Послушай, красавица, - едко начал вор, раздраженно пристукнув каблуком сапога, - Я не помню, чтобы распоряжался выбрасывать меня как мешок с дерьмом.
Девушка медленно перевела на него взгляд ярко-красных глаз, контрастирующих с ее синей кожей, и совершенно флегматично протянула:
- Прошу прощения, Капитан. Такого больше не повторится, - авторитет капитана корабля нельзя пошатнуть - увы, потому что она не могла отделаться от мысли, что такое сходство вылезло неспроста. Но кто же осмелится сравнить пиратского капитана с мешком дерьма на его же корабле.
- Вот и славненько, дорогая, - подытожил Коул и лихо обернулся к прихваченному с собой незнакомцу. - Прошу прощения за это недоразумение. Капитан Коул - к вашим услугам, и добро пожаловать на "Сокол"!

0

3

‹—  Город Магов, Спальный квартал

Джим

Ругательство полувампира, не успевшего даже подставить вырванную пику к горлу пронырливого преступника, потухло в порыве ветра от раскрывшегося портала. Если бы не отравляющее рассудок желание жестоко расправиться с пойманным засранцем, пропитанное до последней капли излишне крепким захватом, Джим не потерял бы драгоценных секунд, которые могли уберечь его от неожиданной подлянки со стороны преследуемого. Но земля ушла из под ног, где-то справа пронесся глиняный осколок и все вокруг закружилось, точно парень решил пойти по второму кругу знатного рома в компании необычно стойкого на крепкую выпивку Малроя.
Подручное средство, должное стать его оружием, вылетело куда-то в сторону, плюхнувшись в покачивающие корабль волны и скрывшись в толще зеленой воды. Не повезло жителю того дома, придется потратиться на хорошего мастера вместо того, чтобы по частям собирать разрушенную ограду. Однако Райвера судьба обиженного волновала меньше всего.
Эриал ударился спиной о борт корабля, упал на бок и обнаружил себя неспособным быстро подняться на ноги: что-то сдерживало его. Он попытался сопротивляться и ему это удалось. Ну, как удалось... ставшее вязким тело неохотно подчинялось его командам, точно те доносились до парализованных мышц далеким эхом. Понадобилось немало усилия, чтобы все-таки упереться руками в покрытие палубы и сесть, и то тело отчаянно норовило вернуться обратно в неподвижное состояние.
На лбу пробились капли пота. "Молодец, еще немного... еще чуть-чуть..." - прошелестело над ухом, словно треклятая знакомая стояла за спиной ослепленного потерей теневого мага и насмехалась над его растерзанными за одно утро чувствами.
Джим сумел подняться, из-за чего позволил себе испустить вздох и эта слабость сковала его сильнее. Замечательно! Борьба продолжилась на фоне происходящего разговора, внимание, капитана и бьющего по глазам цветового пятна, которое под лучами солнца не сразу приняло очертание особы женского пола.
- Прошу прощения за это недоразумение. Капитан Коул - к вашим услугам, и добро пожаловать на "Сокол"!
Вор прекратил свои разборки с экипажем и, видимо, решил, что для большей абсурдности не хватает косвенно предложить свои услуги захваченному в плен полувампиру и поприветствовать его на своем судне, как если бы тот сам поднялся на борт во время стоянки "Сокола" в неприглядном пиратском порту. Почему пиратском? Вряд ли черная посудина могла быть по достоинству оцененной недалекими стражами королевства.
От плевка в лицо Райвер удержался, но оскалиться оскалился, куда без этого.
- Где амулет? - Вместо тирады выдал он, злостно вскинув подбородок. Под его глазами постепенно проступали темные круги - кожа стала бледнее, чем до этого в "Розе", а глаза горели красным. Жажда крови только усилилась от неприятной морды вора, возомнившего себя королем положения.

0

4

Коул, Миалкаль

Дерзкое поведение пленника вызвало у яркой девушки надменный смешок. Она не скрывала, насколько ее веселила сама идея такого опрометчивого поведения в присутствии капитана - и раз уж она сама должна была держать язык за зубами, то радоваться таким вот бесстрашным гостям ей никто не запрещал. Этому скользкому щеголю нужно хотя бы немного сбить спесь - и увы, пока они находились в открытом море, способов им не предоставлялось.
Коул скрестил на груди руки, улыбаясь все более и более заговорщически. было что-то непередаваемо-паскудное в этой его улыбке, как и в интонации, когда он вновь подал голос:
- Боюсь, добрый сэр, что Вы что-то перепутали! - весело заявил он, чуть качнувшись вперед-назад, отчего многочисленные подвески на его одежде тихо перестучали, - Я, совершенно определенно, не видел никакого амулета. Я даже и предположить не могу, кто навел Вас на такую, право слово, абсурдную мысль. Верно говорят в наших землях, не спеши судить и верить на слово. Хорошая поговорка, почти такая же хорошая и полезная, как "не верь рогатой женщине" - и кстати...
Неизвестно, сколько еще продолжался бы коулов поток слов, но повторно разверзнувшаяся в небе воронка заставила его отвлечься и обернуться к своей цветастой спутнице с выражением возмущенного недоумения на лице. Капитан не любил, когда что-то прерывало его, и уж тем более не любил незапланированных внезапностей. Это, конечно, могла быть Шеани, доводящая последних рабов другими путями, но насколько он знал принцип работы этих порталов, в него вполне вероятно мог и какой-нибудь горшок прилететь.
Но это оказался не горшок; портал выбросил птицу.

0

5

Джим
Райвер постепенно осознавал, что в этот раз его шальной прокол был серьезен, как лицо Киана при переговорах с подозрительной особой. Окрыленный восторгом Малроя (не каждый день тебе на плечи сваливается толковый ценитель!), эриал с ходу подключился в чужую игру, даже не попытавшись оценить свои шансы против "рогатой женщины" ("о, спасибо за великодушное уточнение!"), а это шло против всего, что он выучил на болезненном опыте тренировок и поручений в организации. Что ж поделать, любимый норминсткий ром и собственная злачная натура потянули его в сторону от верного пути, разогрев неподдельный интерес к новой передряге. И все бы хорошо, только вот амулет. Без него найти эльфа будет более, чем трудно. Возможно, ему удастся...
"О, ты что-то задумал!" - Тория развлекалась, наблюдая за происходящим глазами Джима. Хорошо ей, надоест - исчезнет и пойдет донимать другого мага. Ей уж точно не придется думать, как выбраться из магических пут, как вернуть несчастную безделушку и как, гоблин подери, добыть себе немного крови для восстановления сил.
Скривив рожу, полувампир - хотя внешне теперь и вовсе вампир - собирался перебить Коула и съязвить насчет "доброго сэра", Хитреца, его самого и других замечательных вещей, как вдруг открылся портал.
Поддержка!
Оу... нда.
На лице Райвера отразился ступор. Он не ожидал, что следом за ним затянет бесполезную пташку Рендера. Однако это оказалось единственным, что было под немеющими руками, потому нужно использовать ее в свою пользу.
- Птах, ну-ка, жахни их!

0

6

‹—  Город Магов, Спальный квартал

Мелири

Водоворот из щебня, помятых листьев, пыли и налипшей грязи, казалось, не закончится никогда, вовлекая в себя всё больше различных предметов. Не только предметов, к слову сказать...
Мелири отчаянно вцепилась за шиворот скрюченного вампира, держась за единственное знакомое существо, которое прежде не проявило к ней ни малейшего признака насилия. Стоит заметить, от мага за версту разило разрушением и силой. Тёмной силой, что так манила птицу, предвкушающей неповторимый аромат крови, пьянящей и наполняющей могуществом. Едва они столкнулись, Мэл поняла, что это тот самый шанс, упустив который, она себе не простит. Такие бывают один на миллион. Одна капля уникального сгустка энергии в море безликих пародий. Потерять столь ценный экземпляр было бы кощунством. А уж если смешать его кровь с демонической... "Ох, Рен. Ты бы увидел настоящую меня. Зрелище того стоит".
Углубившись в свои мысли, Мелири пропустила тот момент, когда воронка начала затягиваться, уступая бесконечное пространство дощатой глади палубы. Едва спикировав на провонявший рыбьей требухой неровный пол, потрёпанное создание вымученно пыталось оценить в каком они с Джимом положении. "В дерьмовом", - услужливо подсказал внутренний возглас, исходящий от счастливого носителя рунического паралича. Контролировать чересчур эмоциональные порывы Мэл так и не научилась, хотя порой это играло на руку. Птица с точностью до малейшего оттенка мысли могла определить настроение своего хозяина, чего уж тут говорить о несдержанном лихом вампире.
Почуяв надвигающуюся угрозу, янтарные глаза опасно заблестели, выдавая в Мелири хищную натуру. Животному хватило одного взгляда на самоуверенного капитана и его бесцеремонную команду, чтобы понять простое "враги!". Райвер озвучил то, в чем птица не нуждалась. "Ещё один любитель покомандовать. Мало мне буйного красноволосого чтоли?" . Единственной загвоздкой в наступательной тактике являлась острая нужда свежей крови. ЕГО крови. Сейчас.
Расправив потрёпанный крылья, Мэл немедля ринулась к обездвиженному эриалу, выставив вперёд острые как бритва когти. По счастью птицы, Джима слегка задело в неловком падении - из скулы текла густая струйка темной крови, неестественно контрастируя с выбеленным цветом кожи. Впившись в крепкое плечо, животное с трепетом и нетерпением украло малую часть живительной влаги, но даже этих капель хватило на то, чтобы цветочный хвост птицы запульсировал от распирающей магии. Вторя природе донора, "цветок" приобрел плотную завесу, угрожающе увеличиваясь в размерах. "Не бойся, Рендерит. Я верну его тебе". Спустя мгновение грянули первые выстрелы пиратов.

офф: Бросаем кости!

0

7

Коул, Миалкаль

Положим, птицей он это назвал преждевременно.
Коул бывал во всех уголках родного Тантрисса, и даже кое-где за морями и океанами, и птиц он, несомненно, видел, и самых разных. Это, допустим, имело какие-то птичьи очертания, ровно до того момента, пока не влетело враскоряку в паралич-руну и не стало мутировать. Это что это такое происходило у нее на хвосте? Это что, оружие?.. почему у него, Коула, капитана пиратов, нет птицы, стреляющей из задницы?
Нет, нет, стоп. Это можно неправильно трактовать.
Озадаченный, Коул размашисто развернулся к своей розововолосой колдунье, которая в ответ смерила его таким постным взглядом, словно капитан был должен ей денег, да еще и собирался немедленно занять еще. Прозвенев подвесами на плаще, мужчина выразительно указал в сторону захваченной параличом птицы:
- Что это, Миалкаль?
- Птица, капитан, - невозмутимо ответила девушка.
- Что она здесь делает, Миалкаль? – спросил Коул чуть настойчивее.
- Без понятия, капитан, - колдунья даже не шелохнулась.
- Ну а мне кажется, что она собирается атаковать. Сделай что-нибудь. Сейчас!
Закатив свои огромные алые глаза, Миалкаль качнула головой и принялась плести заклинание. Времени паралич-руны с натягом, но хватало, пусть теперь ее силы расходовало потустороннее животное, кажется, еще и кровопьющее. Как же много за такую птицу можно выручить, продав ее на самом подземном юге!
Мерцающее прозрачное заклинание широким куполом накрыло небольшую область вокруг Джима. Девушка, выдохнув и собравшись с силами, подошла к вампиру так близко, что еще чуть-чуть, и касалась бы своим носом его.
- Магическое зеркало, - пояснила она холодно, - Шмальнет – накроет вас обоих. Приятно было познакомиться.
Проводивший ее взглядом Коул только глаза закатил, раздосадованный тем, как его подчиненная украла у него внимание его гостей, пусть и лишь на мгновение. Покачав головой, Коул широко улыбнулся Джиму и издевательски-доброжелательно протянул:
- Давайте же поговорим как цивилизованные люди!
Его склонность к фарсу когда-нибудь все же его доконает, он это знал. Коулу незачем было разговаривать с пленниками, судьбу их уже давно решила Альтеранс – но разве же он упустит шанс позлорадствовать?

0

8

Джим
Сказать откровенно, Райвер выпалил спонтанную команду птице, без особой надежды на понимание ожидая от нее презрительного растопыривания перьев в нелепой, скованной руной позе, но никак не поглощение его крови и уверенную трансформацию в существо, способное одним залпом проделать тлеющую дыру в корабле. Перспектива избавиться от смазливого капитана с его дурацкими шуточками была заманчива ровно до тех пор, пока в ситуацию не вмешалось то самое яркое пятно женского пола. Хотя оно было уже не таким ярким, как в первые секунды: окружающий мир постепенно терял краски, побуждая инстинкты вампира переключиться на поиск предполагаемых жертв.
Спасибо, Малрой. Ты обещал оплатить выпивку, тебе же придется оплачивать и похороны, если твоя чудесная пташка не поймет, что к чему, и все-таки выстрелит.
Нужно было в срочном порядке придумать запасной план, как-то включиться в злорадство победителя и найти лазейку для спасения, но хмурый взгляд Джима завис на неприкрытой воротником шее капитана. Какой-то он слишком самоуверенный для человека тип. Или непокорное море отбило у него понятие страха перед нечистыми расами? Как бы такого сломать, но не сломать при этом шею. Шею надо сберечь.
Тяжелый вдох, чтобы вернуть себе самообладание, и пленник выразительно посмотрел в глаза капитану.
- Ну давай, говори, - хищно прохрипел он. - Сдохну я - и твой корабль затянет в прореху.
Он не был уверен в том, что случится, если он все-таки умрет теперь, когда его связь с темными делами Тории стала сильнее и прочнее. Особенно после этого треклятого Искажения с его пространственными изменениями. И проверять оное дело он искренне не хотел.
Однако кое-что он решил сделать, используя эту самую связь. Прореха. Внутри. Дорожка для Пустоты, что поглощает энергию, разрушает пространственные законы и позволяет ему управлять тенями. В том состоянии, в котором он находился сейчас, контроль над темной сущностью был слабым, потому и вероятность, что он не сможет удержать то, что должен сдерживать, была велика. Но как это сделать, если он даже тенью становился всего лишь один-два раза? Нужно сконцентрироваться, но глаза так и тянутся к оголенной шее, сбивая с тонкой грани между хищником и вестником... вроде тех, что посыпались тогда из прорех и поглотили...
"Соберись!"

0

9

Мелири

Несмотря на свою явную принадлежность к магической природе зверя, птица все же обладала ясным сознанием и, услышав предостерегающее "Шмальнет – накроет вас обоих", предпочла попридержать разрушительный заряд, сдерживая довольно внушительную пробужившуюся силу. Эффект паралича послужил приличным предохранителем - влияние чар распространилось и на Мелири, когда она весьма опрометчиво приблизилась к вампиру.
Затея о том, чтобы послать Рендеру ментальный зов на предмет их местонахождения пока что являлась бессмысленной. Хотя бы потому что на данный момент у нее было ничтожно мало информации для внятного объяснения, где сейчас находится, и это не беря во внимание образовавшуюся дистанцию между ними, в чем Мэл не сомневалась. Итого выходит, единственным союзником против капитана и его враждебно настроенной команды оставался этот неуёмный кровосос. Кстати о крови - похоже, возможности Джима тоже оставляли желать лучшего, судя по болезненному оттенку кожи. Ему нужна подпитка, это видно невооруженным глазом, но где её найти... Плюс ко всему, нельзя сводить со счетов наглядно опасную Миалкаль - розоволосая не отличалась голословностью и приводила в исполнение с хладнокровной точностью любое распоряжение Коула.
В общем и целом, шансов на то, чтобы выбраться из этой передряги невредимыми у них было, мягко выражаясь, мало. Тем не менее, Мэл попыталась воззвать к Райверу единственным для нее доступным способом – поговорить на уровне сознания. Обычно ей не требовалось использовать этот навык для того, чтобы её хозяин смог правильно растолковать то или иное намерение, но ситуация была критической и нужно было принимать какие-то меры. Шантаж спутника мог не сработать, не говоря уже о том, соображал ли он, чего хочет добиться своей болтовней в таком плачевном положении. "Я не собираюсь тут помирать. Не так и не сейчас. Многое ещё не сделано". Мелири сосредоточенно попыталась проникнуть в мысли эфаирца:
- Джим. Это Мелири. Ты меня слышишь? У нас есть план?..
Контролировать пущенные в ход потоки бешеной активности в разрастающемся хвосте с каждой секундой становилось все сложнее. Подобную практику Мэл пускала в ход очень давно и этот факт не мог не сказаться на боевых способностях птицы. Процесс был необратим, и если они сейчас не получат доступ к свободным действиям, придется спустить весь выстрел впустую, направив "цветок" в небо. Потеря драгоценных сил сейчас была не то чтобы нежелательна, но крайне недопустима. Не поддаваться панике давалось все труднее…
- ДЖИМ?!

0

10

Миалкаль

Шаг, шаг. Каблуки – не лучшее решение для палубы корабля, но она ведь колдунья. Его колдунья, его статус, положение. Взять бы каблук да засадить ему между наглых голубых глаз – но нельзя, он капитан, авторитет. Нельзя ронять авторитет капитана, нельзя перечить капитану, нельзя спорить с капитаном. Хвала Бездне, спать с капитаном тоже нельзя. Она бы не пережила.
Миалкаль то, Миалкаль это. Что это, Миалкаль – как будто не разберешься сам, великовозрастный ребенок. Почему я вышел из портала недостаточно пафосно, Миалкаль, почему у меня мозги в заднице застряли, Миалкаль – не знаю, капитан, уродились таким кретином, видать, сочувствую вашей матушке.
Будь она чуть моложе, решила бы, что всему причиной то, что Коул – мужчина. Хефджер – более вероятно, но для ее народа достаточно и того, что он мужчина. Миррар не понимали, но миррар и не должны были понимать. Это только ей хватило мозгов – кажется, она оставила все в семейном древе.
Ровно, она держится ровно, статно. Всегда. Усталость – никогда не достаточный повод, чтобы подавать вид. Она будет выдохнувшейся, выжатой до нуля, но будет стоять, и будет угрозой. Как и сейчас – пусть мигрень одолевала ее, пусть алые глаза пересыхали от бешеных скоростей, с которыми энергии лились по ее телу, если кто-то на корабле посмеет дернуться в сторону капитана, она размажет его на месте. Плевать на деньги, плевать на нытье Коула. Пусть только попробуют.
Установиться у бочек, опереться тонкой рукой. Кончиками пальцев потереть уголки глаз – плевать, кто заметит, команда не скажет ей ни слова. Она устала, да, но по-настоящему устала лишь от выходок Коула. Наглый, самоуверенный кретин. Имбецил, дегенерат. Мужчина.
Сделай что-нибудь, Миалкаль, иначе меня атакует птичка. Измени полярность мира, Миалкаль, иначе меня намочит дождик.
Остается надеяться, что пленникам хватит ума ничего не выкидывать – ни сейчас, ни когда прибудут остальные. У Коула мозгов нет – пусть хотя бы у кого-то на этом корабле будут.

Коул

Какой дерзкий!
Коул прямо-таки разрывался между желанием пафосно вызвать Джима на дуэль (нельзя, иначе придется снимать паралич, а парень не казался уравновешенным, но что важнее, Миалкаль снова будет на него всякие взгляды кидать), спокойно позлорадствовать (тоже нельзя – на корабле будет выглядеть совсем несерьезно) или же немедленно вызвать Альтеранс и всучить ей агрессивного парня и пернатую установку от греха подальше. Увы, выбор у него был небольшой, и Коул все же склонялся к тому, чтобы несколько разрядить обстановку.
- Ну, угрожать-то зачем, - доброжелательно заявил Коул, вооружившись паскуднейшей из своих улыбок, - Не смотрите, добрый сэр, что Миалкаль вам угрожает, она совершенная дикарка. Не то что мы с вами, не так ли?
Угрозы Джима звучали для капитана несколько голословно – Альтеранс гарантировала, что «Сокол» выдержит всякий форс-мажор, не зря ведь этот корабль обладал возможностью к путешествиям сквозь пространство. И к тому же – пленники всегда угрожали. Или ныли, одно из двух, кто на что горазд.
- Определенно, между нами возникло недопонимание. Амулет, говорите? У меня нет никакого амулета. Ну, кроме моего, конечно, - Коул выудил небольшую подвеску из-за воротника, схематичный череп на цепи – нелепо и символично, как в несерьезной сказке, - Мой, надеюсь, вам не нужен? Вот и я так думаю.
Разведя руки в стороны, словно бы говоря «ну, с кем не бывает», пират чуть наклонил голову и улыбнулся, без сомнения и страха глядя Джиму прямо в глаза.
- Но, поскольку вы, добрый сэр, напали на меня, нечестно обвинили и угрожаете мне на моем корабле, пожалуй, я не могу просто так отпустить вас назад. Не соблаговолите ли вы пройти в отведенные каюты, пока мы не разберемся с возникшей проблемой?
Не соблаговолит – Миалкаль сомнет его одной мыслью.

0

11

Джим

У него почти получилось достигнуть нужного состояния, как его отвлек кто-то, кого он совершенно не ждал в своем сознании, незащищенным лишь потому, что эриальский браслет дал сбой из-за Искажения. С эриальским браслетом ему бы не составило труда определить, куда направит их амулет, и открыть портал прямо к эльфу. Без мучительных поисков. Без затраты времени. Без вмешивания каких-то птиц в его личное пространство!
"Чего?" - Прозвучало от Райвера тоном, далеким от манер, полученных им в общении с райталийскими эльфами. "Вон из моей головы!!"
Если сравнивать вторжение Мелири с редким проявлением Тени, пробужденной одним не самым разумным, прямо в отца, полуэльфом, то благое намерение птицы придумать запасной план резало по мозгам не хуже, чем ядовитая фуксия за капитаном с ее хитрой пространственной магией. Упомянутая же Тень была с бардом с того самого момента, как был совершен их договор, он вырос, слушая ее вкрадчивый голос и привык к нему настолько, что давно перестал его воспринимать, как чужеродное нечто из Пустоты.
Ответить на противно-сладостные речи капитана было нечего. Опускаться до крайностей Джим не хотел, да и не получилось бы теперь. Он безотрывно смотрел на Коула, испытывая все более сильную жажду и все более сильное желание впиться в шею каждого из присутствующих. Включая птицу.
Он дышал тяжело, держался на самой грани. Его зрачки стали прозрачными, словно почти растворились во взгляде хищных глаз эфаирца, теряющего контроль над своим разумом.

0

12

Мелири

Акт добровольного самопожертвования никак не входил в планы птицы. Не сегодня, уж точно. Заряд в хвосте начинал искрить, пуская вокруг перьев блеклый световой ореол. Помимо энергетической пытки, вдобавок прибавились и физические нагрузки, отдаваясь колющей болью по хрупкому телу Мелири. Птицу напрочь разрывало от внутренней борьбы с собственным оружием, агония набирала обороты. "Надо замедлить это. Или убрать. Если отгрызть хвост… Нет, так не может закончиться". Каждая последующая мысль становилась мрачнее предыдущей.
Попытки объединить усилия с Джимом не увенчались успехом, что не могло не расстраивать. Да чего уж там расстраивать, Мэл находилась в полном отчаянии. Искрящиеся потоки пугающе увеличивались как в количестве, так и в размерах. Решения все еще не было. В какой-то момент птица начала в припадке биться о стенки «купола». Со стороны это выглядело как огромный хрустальный рождественский шар. Вот только вместо миниатюрного снежка внутри рассыпались проблески смертоносной магии. На пике мощности губительного вихря, Мэл оглушительно воззвала в головах каждого из присутствующих на корабле:
- УБЕРИТЕ ЗАКЛИНАНИЕ! СТРЕЛЯЮ ВВЕРХ! НЕ ПРИЧИНЮ ВРЕ…
В следующий миг прозвучал громовой удар. Последними связными мыслями стали "Не причиню вреда. Услышьте. Прости, Рен".
Бросок

0

13

Коул

Положим, большая северная земля действительно хранила такое, что он в жизни не увидел бы дома. Например, дивных птиц, которых на Тантриссе не водилось. Более того, птица стреляла - чего, как Коул всегда был уверен, пернатые делать не должны. Про то, как именно и откуда птица стреляла, он уже удивился не раз, и теперь все больше и больше ловил себя на том, что готов потакать северным суевериям о том, что у пирата обязательно должен быть попугай. С той маленькой поправочкой, что хотел он такую птицу - и стоило ей заговорить с ним телепатически (со всей его командой Мелири, конечно, тоже говорила, но в силу коулова самомнения фокусировался он, само собой, только на себе), как желание его усилилось во сто крат.
Но, само собой, у Коула оставалось какое-то благоразумие. Благоразумие, благодаря которому он прекрасно понимал, что в момент стрелять птице желательно куда-нибудь в сторону.
- Миалкаль! - выкрикнул он, оборачиваясь к своей подчиненной, - Убери это, Миалкаль!

Миалкаль

Она не была уверена, что не взвыла от злости.
"Убери это, Миалкаль" - и ведь она не смеет, не может сказать ему, напомнить, что это он, кретин, притащил сюда суицидальную взрывающуюся демоническую зверюгу. Как же ей хотелось взять его тупую башку и сунуть прямо туда, под удар...
Но нет, нельзя. Она прекрасно понимала, что дурак-капитан не додумался бы притащить на корабль нестабильный товар сам, что это определенно происки блондинистой иномирки. А как бы Миалкаль не хотелось преподать урок Коулу, она не собиралась потакать идиотским интригам Хитреца, и отдавать ей своего капитана не собиралась тем более.
Поэтому, как бы ей ни хотелось дезинтегрировать дерзкого мужлана в печати и его пернатое недоразумение, она, вопреки своим желаниям, поступила разумно. Она была единственной из команды, чье лицо не исказилось испугом, непониманием или же готовностью немедленно выхватывать оружие - колдунья сохранила самообладание, как и должна была Миалкаль, Одиннадцать Штормов.
Сбрасывая заклинание-купол с Джима и Мелири, она не теряла времени. Пока большинство были отвлечены на стреляющее пернатое орудие уничтожение, Миалкаль ловко набросила "поводок" на вампира - потому что цирк может продолжаться вечно, и она не собирается ничему из этого абсурда подыгрывать.

Магический бросок Миалкаль

0

14

Джим

"Пронесло..."
В этот день все могло закончиться плачевным образом: жалкие щепки фрегата уносило бы волнами все дальше в океан, а выжившие один-полтора моряка дрейфовали под палящим солнцем, пока темнеющая пучина не воззвала бы их, изнеможенных и отчаявшихся, на свой званный обед глубинных чудищ, о которых жители материка только страшилки на ночь слышали. И эта печальная судьба обошла стороной корабль, и Райвера в придачу.
Если же посмотреть фактам в их ухмыляющееся лицо, допустим, что они могли бы его иметь, словно группа свидетелей на казни, то это вовсе не печальная судьба пронеслась перед носом, а возможность умереть быстро, надежно и без мучений твердой походкой прошла мимо.
Джим, ощутивший "поводок" на своей шее, но отказываясь воспринимать его как проблему угнетающего характера, повиновался инстинкту и попытался напасть на розововолосое нечто женского пола, как только он смог двигаться более свободно. Ее магия причиняла жгучую боль, но худшим моментом в борьбе за свободу и сытый желудок были не колдовские узы, а озарение, шарахнувшее вампира и мимолетно вернувшее ему человеческое восприятие.
У Миалкаль нет крови. Совсем. Нет. Крови. 
Она не была человеком. Она была чем-то еще, но жидкость, заставляющее биться ее сердце, не имела ничего общего с желанным напитком, словно это были соки какого-то растения. Живого, но не животного. Миалкаль была чем-то неправильным и это не могло сложиться в голове пленника, ватные ноги которого покорно последовали туда, куда потянул его поводок.
Насытиться кровью, как и погибнуть от выстрела чудотворящей птицы - план на любой другой день, кроме этого дня, безумного и беспощадного на подарки и подводные камни.
Дальнейшие события были довольно размытыми. Оказавшись подвешенным в клетке, теневой маг обессиленно отключился. Обильный запой и неосторожные действия, начиная от необдуманного желания скорее отправиться на поиски друга и заканчивая тратой времени на Малроя со всеми вытекающими последствиями, вымотали его. И это хорошо, что ему удалось отключиться, потому как в противном случае он мог бы сойти за неистового зверя в бессмысленных попытках прогрызть клыками прутья и дотянуться до кого-нибудь - не Миалкаль! - чтобы крепко взять добычу и осушить ее до дна. Ему даже приснилось, как он освобождается и выпивает капитана, затем каждого на корабле, а потом связывает розоволосую магичку и сбрасывает ее за борт. Вместе с птицей.
- Не надо мне твоих знаков, я сам разберусь! - Кричал он во сне, когда наяву только дернул плечом и нахмурился. - Видишь? Мне даже твой рыжий полуэльф не нужен!

Когда пленник очнулся, то не сразу понял, где находится. Замешательство это новым не было, ведь последнюю неделю он где только не просыпался: посреди переулка, в дорогом особняке, в канаве, таверне, какой-то старой башне... Тело ломило от неудобной позы, потому вампир, схватившись за прутья, попытался устроиться с большим комфортом, насколько это позволяло пространство. Под бордовыми, уже потускневшими после приступа глазами пролегли темные впадины, но в общем и целом Джим был в порядке. Он хотел выпить воды, крови, эля - чего угодно, лишь бы перебить сухость во рту.

0

15

Миалкаль

Ей удалось урвать момент и увести капитана прочь от команды под благовидным предлогом обсудить магические вопросы. Стоило им остаться вдвоем, как колдунья, не дожидаясь даже его обычных скользких шуток о них вдвоем, в запертом помещении, исторгла из себя самый гневный монолог, который когда-либо позволяла себе по отношению к капитану. Опешивший Коул не сразу нашелся, что сказать - такой злой он свою подчиненную еще не видел. Ей повезло, пожалуй - это дало ей чуть больше времени достучаться до него, прежде чем Коул, по своему обыкновению, не заперся за привычным образом тиранического самодура.
Она высказала ему, кажется, все, что успела накопить за это время: насколько она не одобряла его, коулово, решение, его отношения с Хитрецом, всю эту затею с рабами и пленниками, все его контакты с Мирани и ее несчастной гильдейкой, даже раннее коулово решение перебросить на материк Вестаса. Сейчас она глубоко ненавидела все его последние решения, и, дойдя в своих осуждениях до последнего их строптивого раба, уже не стеснялась в выражениях.
Коул, успевший взять себя в руки, хмуро ждал окончания ее тирада со скрещенными на груди руками, полусидя на столе в капитанской каюте. Он молчал даже когда Миалкаль, выдохшись, отмахнулась от него, позволяя розовым прядям упасть на лицо, а толстой порастрепавшейся косе - соскользнуть на спину. Они молчали с мгновение, пират - мрачно глядя в дощатый пол, Миалкаль - тяжело дыша и сверля его алыми глазами. Наконец Коул заговорил, не поселив в ее душе ни капли спокойствия.
"Мы в куда менее свободном положении, чем даем им понять, Миалкаль".
Она прокручивала в голове его слова все время, пока шла по палубе, спускалась к пленникам, открывала дверь тяжелым ключом. Прокручивала в голове, пока листала свои записи, пока обходила пустые клетки и направлялась к их новообретенному товару.
Внимательно взглянув на Джима, она чуть поджала губы, раздумывая о чем-то, после чего холодно, отрывисто начала:
- Ты пошел по указке рогатой блондинки, думая, что это была твоя инициатива. Бросился за сомнительной зацепкой, толком не разбираясь. Оказался здесь, потому что она собирается продать тебя как раба, - опустив взгляд к своим записям, она вооружилась карандашом и спросила без особого интереса: - Питаешься кровью, плотью или обеими? У тебя поведение хищника. С плотью придется повременить, кровь могу достать и сейчас.

0

16

Джим

Медленно подняв голову и посмотрев на природное создание, волосы которого в полумраке каюты выглядели не столь плохо, как на ярком полуденном солнце, полувампир одну за другой собирал свои разбитые мысли. Его голова выдала причудливый поток сравнений, будто между женщиной и карандашом, который она держала в руке, не было столь много различий, не считая того, что карандаш не был живым и не понимал ситуацию так, как понимала ее эта нетипичная для Речной Долины особа. Райвер почти задумался о том, привлекать или отпугивать разумных должна ее яркая природная окраска, как разговор удачно перешел от "ты ввязался в большие проблемы" к вопросу о еде. Пожалуй, дармовая пища без необходимости эту самую пищу искать, обрабатывать и соблазнять интересовала его больше, чем провернутая рогатой афера.
Однако если все это было частью хитроумного плана, то вскоре должны были появиться и остальные. Скиталец не упустит возможность стукнуть Джима чужими руками! В данном случае - руками Малроя, затем Терренса и снова Малроя, который, поди, места из-за птички себе не находит!
Противно нахмурившись, потому что голова вынесла еще одно сравнение, но теперь уже в отношении самого Джима, теневой маг вытянул руки из прутьев клетки, лениво пытаясь дотянуться до Милкаль.
- Давай, я тебе спою потом за это. А что за кровь, чья кровь? Как много? Жертва сопротивлялась? - Он уже не понимал, зачем спросил про способ добычи крови. Клыки обнажились. Джим с нетерпением и неким восторгом уставился на личную собачку манерного капитана. Вернее сказать, не собачку, а огромный пион. Однако пленник знал о пионах только то, что Орошель не раз и не два говорила ему про них. Он не встречал этих цветов, но видел Миалкаль перед собой, потому решил, что она должна быть похожей на этот самый розовый пион. - Хотя нет, неважно. Просто дай мне крови.

0

17

Миалкаль

Ничего ценного услышать от  пленника она не ждала. Мыслями колдунья была совсем не здесь, вновь и вновь возвращаясь к рекурсивному обмусоливанию того, насколько ее капитан дурак, имбецил и просто недалекий самодур. Конечно, Тайт притворялся - как притворялся со своим странным нетантрисским именем "Коул", манерами выходца из иных миров и возмутительно убедительным поведением совершенно трезвого человека. Уж каким, а трезвым капитан не был что-то около никогда - тонкая энергетическая натура Миалкаль подобные нюансы улавливала четко.
Как и многие другие нюансы о природе их многочисленных рабов. В данной ситуации это только усугубляло их положение - умудриться притащить в качестве раба вампирическое существо, да еще и получить взрывного фамильяра на хвосте - это был именно такой случай, который еще пару недель назад колдунья обрисовывала как один из худших вариантов развития событий. Они чудом остались живы; ладно живы - они чуть не потеряли бесценного "Сокола".
Прижав к груди свои записи, Миалкаль смерила Джима холодным взглядом больших красных глаз. Вампиры нового мира не имели ничего общего с кровососами их родной земли - алике, конечно, могли нагнать жути на кого угодно, но все же являлись материальными, смертными, кровоточили и вполне легко умирали. Иными словами, были вполне себе живыми и сильно зависящими от уровня здоровья. Вампиры же новой земли у тесно связанной с природом миррар вызывали ассоциации только с мертвыми.
Впрочем, Хитрец тоже пила кровь, а мертвой она не была. Как и этот новый раб.
Склонив голову набок, Миалкаль поинтересовалась:
- Технически. Ты труп или живой? - она не забыла о джимовых вопросах, она находила их весьма забавными - достаточно, чтобы захотеть подыграть. - Кровь хеф. Хефджеров, - помедлив, она старательно вспомнила нужное слово, - Людей, можно сказать.
Возможное допущение. В конце концов, они еще не бывали в новых землях, чтобы сравнить с большинством и знать наверняка.

+1

18

Императору веймиров, одурманенному огромным количеством поглощаемых им наркотических веществ, здравая мысль оторваться со своим демипланом от низкоразвитого мира и бороздить космические просторы не явилась, о нет... его озарила куда более странная идея: осесть в Риантраи. Чувствуя себя создателем, божеством, кем угодно, он заставил горстку веймиров заразиться проклятьем и отклеиться в еще один "кармашек" расколотого мира - что будет, интересно? Получились эфаирцы, эти болезненные создания ночи, энергетические вампиры, подкованные технологиями веймиров. Но голод затормаживал их развитие, делал их дикими и бесконтрольными. Почему бы в качестве полена не подбросить людей? И посмотреть, как стремительно разрастается эфаирский муравейник, обретая культуру и самобытность, как в лабораториях разводятся люди, единственный источник пищи в мире без солнца, и как эти вампиры развиваются быстрее Рила, для которого сей расовый гибрид и был создан.
Как долго интересовало императора его детище? Он забыл о нем практически сразу, погрузившись в новое буйство красок и образов. Кому вообще нужны эти попытки адаптироваться, когда можно просто взять... и разместить свои базы на пустующих землях. Пришлось непросто, энергетическим образом общаться невозможно, низкие расы не понимают, зато сколько живых образцов для исследований!
Эфаирцы же, забытые, но не забывшиеся, продолжали жить, пока поддерживающий их маленький план портал не отработал свой ресурс.
Джим немногое знал о рильских вампирах. Он считал себя одним из них по неведению, но это был Райвер, потому его встреча с тем самым создателем, как и с представителями родного "кармашка", состоялась. Болезнь? Определенно. Излечиться и стать подобием полувеймира? Можно. Но нужно ли? Правильной его жизнь от этого не станет.
- Живой, - задумчиво проговорил пленник, ненадолго отвлекшись от происходящего, чтобы просмаковать это новое слово - "хефджеры". Оно звучало почти аппетитно. - Люди сойдут, да, - встряхнув головой, сказал он и выжидающе посмотрел на Миалкаль. - Ты... симпатичный пион, знаешь?

0

19

Миалкаль

Ответ пленника был уже не столь важен для нее, он отвечал только ее личному интересу. Вкусовые пристрастия Джима, как и его эмоциональное состояние, ее не волновали – ей нужно было, чтобы пленники были живы и сыты,когда их привезут в Калийтар. Вернее, Хитрецу это было нужно – проклятой манипуляторше.
Хитрецу, Хитрецу. Она слишком крепко захватила и Коула, и его команду, и корабль. И просвета в этом захвате не виделось.
Она покопалась в сумке, которую предусмотрительно захватила, и выудила две фляги – охваченную инеем флягу с холодной водой и подогретую, запечатанную так, чтобы кровь не сворачивалась. Обе она протянула Джиму сквозь прутья решетки, ни на мгновение не опасаясь оказываться к нему так близко физически.
Она не собиралась сдерживаться, насмешливо скривившись на его лестную оценку – с заметной смесью надменности и презрения, которая, впрочем, была свойственна ей постоянно.
- Красивый, да, - кивнула она, - Так и задумано. Все из магии.
Впрочем, ее внимание все ще уцепилось за его слова – за одно конкретное слово, конечно. Миалкаль не ждала, что чужак догадается, к какому виду она относится, но, раздосадованная необходимостью плясать под чужую дудку, отчего-то захотела подыграть.
- Пион – тоже, в общем, да. Растение. Хрящи, ткани – все есть, но по сути, растение, - наклонив голову набок, она внимательно заглянула вампиру в лицо своими огромными красными глазами. – А у вас таких, что, не встречается?

0

20

Джим

Сообщение про "собирается продать, как раба" дошло до взлохмаченной черной головы позднее, чем должно было, ведь все мысли пленника сводились к вожделенному глотку крови.
Он выхватил из ее рук фляги обеими руками, отбросил ледяную пока в сторону - она звонко ударила по прутьям решетки - и откупорил другую. Он покачал емкость и вдохнул носом железный запах, закрыв глаза, перед тем, как приложиться к ее краю и сделать долгожданный глоток. Людская. Вкусная. Не опьяняющая, как эльфийская, но полувампиру следовало радоваться тому, что она вообще есть.
- Нет, - ответил Джим не сразу, постепенно меняясь в лице. Нет, его черты оставались неизменными, однако общий вид становился как будто более располагающим к себе, более... здоровым. - Я не буду говорить, что ты неправильная, потому что сам неправильный... но нет, ты более неправильная, но я почти привык к твоей окраске. Да и это, - он прищурился, всматриваясь в фигуру Миалкаль, - вроде все на месте.
Так вот, в уму пришедшего в себя Райвера не складывался вероятный замысел Скитальца с помощью незамысловатому Рендериту с похищением собственной тушки для продажи... где, кстати?
- Если вы работорговцы, то куда мы плывем? Почему не по суши... и зачем вообще такой замороченный план? Я бы сделал иначе. Твой капитан напрасно тратит ресурсы, ожидая товар посреди океана, а не в гавани.
Фляжка с кровью опустела достаточно быстро, потому была протянута обратно девушке-пиону, после чего пленник приложился ко второй, потому что запарился торчать в тесной клетке и определенно не хотел вести диалог с окровавленным ртом. Нууу, не сегодня.
"Удастся разболтать ее и уговорить выпустить меня?"

0


Вы здесь » Риантрая » Южный океан » Корабль "Эбонитовый Сокол"